Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz

В деле о взрывах в России появляются новые доказательства причастности спецслужб к трагическим событиям

Оригинал материала — novgaz.ru. Опубликовано — 13 марта 2000.

Осенью 1999 года рядовой воздушно-десантных войск Алексей П. и его сослуживцы были командированы из Подмосковья в Рязань. Место назначения — 137-й Рязанский полк ВДВ. Сам город солдаты практически не видели — занимались боевой учебой на базе для подготовки разведывательно-диверсионных отрядов. Десантников готовили к заброске в Чечню.

Помимо стрельб и прыжков с парашютом Алексей выполнял обычные для рядового обязанности: ходил в наряд, дневалил по роте, стоял в карауле.

Пост Алексею доверили ответственный: «Будешь охранять склад с оружием и боеприпасами», — инструктировали на разводе. Но охранять оружие, так ни разу его и не увидев, было для десантников делом немыслимым.
Зайти на склад довольно просто, особенно если сам его охраняешь. Открыв небольшую железную дверь, Алексей с приятелем проникли в помещение. Но вместо ожидаемого оружия увидели интерьер, живо напоминающий закоулок продовольственного склада. На полу лежало несколько штабелей обычных пятидесятикилограммовых дерюжных мешков, украшенных фабричным ярлычком с надписью «Сахар».

Разочарование было горьким. Но и уходить с пустыми руками не хотелось, поэтому воины-десантники штык-ножом проделали дырку в одном из мешков и отсыпали в пластиковый пакет немного казенного сахара.

Чай с халявным сахаром оказался неожиданно противным и совершенно несладким. А вдруг селитра какая-нибудь? Перепуганные бойцы отнесли злополучный кулек командиру взвода. Тот, вспомнив занятия по подрывному делу и заподозрив неладное, решил проверить добытые подчиненными «сладости» у специалиста-подрывника. Вердикт сапера был категоричным: представленное на проверку вещество является гексогеном.
Начальство на сообщение о солдатской находке отреагировало весьма оперативно. В часть нагрянула бригада чинов ФСБ. Делом о краже кулька гексогена занимались приезжие чекисты из Москвы и Тулы (?). По словам десантников, полковых особистов к расследованию не допустили.

Виновников ЧП освободили от повседневных обязанностей и начали тягать на регулярные допросы. Ругали вовсе не за то, что вскрыли склад, а за «раскрытие государственной тайны»:
— Вы даже не догадываетесь, ребята, в какое серьезное дело влезли…
Сослуживцы советовали ребятам приготовиться провести долгие годы за решеткой. По крайней мере дисбат был гарантирован.

Однако худшие опасения не оправдались. После длительных засекреченных разбирательств дело было замято. Прибывшие из столицы сотрудники ФСБ настоятельно посоветовали виновникам происшествия навсегда забыть о складе «спецсахара». А чтобы совет запомнился, весь караул вместе с командиром отправили восстанавливать российскую законность в ходе антитеррористической операции в Чечне. Там как раз к этому времени наступили довольно жаркие дни.

Рассказ десантника многое объясняет, но вызывает и множество дополнительных вопросов, выходящих за рамки рязанских событий.

Первый вопрос мы уже задали: зачем? Зачем на базе по подготовке разведывательно-диверсионных отрядов хранился гексоген, расфасованный в мешки из-под сахара?
По словам специалистов-саперов, взрывчатку так и в таких количествах не упаковывают ни для перевозки, ни для хранения — слишком опасно. Ведь чтобы разнести небольшое строение, вполне достаточно полкило… Дерюжные мешки тоже не имеют никакого отношения к технике безопасности при хранении взрывчатых веществ.
Зато для террористических актов подобная расфасовка идеальна. Количество взрывчатки вполне соответствует цели, а стандартные мешки не вызовут подозрений у случайных свидетелей перевозки, разгрузки и закладки.

(Напомним, что в цокольном этаже дома в Рязани, где было найдено три очень похожих мешка, располагался продовольственный магазин. Кто заподозрит диверсантов в обычных грузчиках, разгружающих мешки с сахаром?)

Действительно, очень трудно поверить в такое невероятное совпадение: в подвале рязанского жилого дома обнаружены мешки из-под сахара, начиненные гексогеном, и в это же время подобные же мешки лежат на складе базы по подготовке разведывательно-диверсионных отрядов в тридцати километрах от Рязани. А что если найденный «имитационный заряд» до учений хранился именно там?..
Чтобы предположить обратное, должны быть получены веские основания и четкие объяснения, которых мы, собственно говоря, и ждем от наших спецслужб.
Но дело не только в этом совпадении. Интересно и другое: а зачем такое количество мешков из-под сахара, набитых гексогеном, хранилось на военной базе? Еще где-то предполагались учения? Или уже были проведены?

Ведь лежали эти мешки, судя по всему, на складе еще до приезда на учения подмосковных десантников. Больная фантазия тут же рисует версию: выбор места «очередных учений» именно в Рязани объясняется просто. После московских взрывов перевозить что-либо подобное не удастся — бдительность автоинспекторов достигла небывалых прежде высот. Проверяются все грузовики, и утаить несколько мешков с гексогеном практически невозможно. Недавнее задержание на въезде в Петербург машины с грузом взрывчатки — лучшее тому подтверждение. Гораздо удобнее устроить провокацию прямо близ места хранения взрывчатки.

Еще меньше теперь приходится сомневаться и в содержимом «мешков с сахаром», найденных в рязанском подвале. Судя по всему, приборы рязанских саперов действительно не врали: «имитационный заряд» был изготовлен из самого настоящего гексогена с добавлением сахара в качестве флегматизатора, как это и положено. Потому-то и не оглашены результаты экспертизы.
Из-за этого Центр общественных связей ФСБ не комментирует судьбу возбужденного в Рязани по факту обнаружения взрывчатки уголовного дела.

Спрашивать чекистов, куда делись мешки с гексогеном после проведенных «учений», бесполезно. Все равно не скажут. Эти мешки могут быть просто выброшены на свалку, как был кем-то выброшен обнаруженный в лесу под Тамбовом гексоген, расфасованный в мешки, как и содержимое склада на рязанской разведывательно-диверсионной базе.
Официальные же лица ФСБ, чтобы доказать свою версию происшедшего, оперируют только заверениями, не предав гласности ни одного факта, не ответив ни на один из вопросов и аргументированно не опровергнув ни одной версии.
Почему?

P.S.
Недавно в СМИ промелькнула информация, что враждебные России силы готовят новую серию террористических актов в российских городах. Не значит ли это, что именно сейчас где-нибудь в российской глубинке ни о чем не подозревающий солдат охраняет очередной склад с «имитационными» мешками сахара-рафинада?